Стратегия внешней политики Украины 2021 — что утвердил Кабмин 9 июня

Украина презентовала стратегию своей внешней политики. В ней говорится, куда мы идем и как намерены решать свои главные проблемы — военный конфликт и утрату территорий. 

Из документа видно, что 90% усилий Украины на мировой арене будет расходоваться на противостояние с Москвой. Это прямо названо главным приоритетом Киева. 

По этим позициям идет больше всего конкретики, тогда как другие пункты — в основном чисто декларативные. 

Рисуют авторы документа и некие перспективы. Они дают понять, что Украина должна быть аграрной державой, ни в коем случае не восстанавливать ядерный статус, а дружить в основном с Америкой, Канадой, Британией и Польшей. 

В целом эта программа действий уже и так реализуется еще с 2014 года. Но сейчас ее решили выписать более детально.

Проанализировали внешнюю стратегию Украины, которую сегодня утвердил Кабмин. 

Человек — на последнем месте

В списке главных задач внешней политики Украины первые три позиции посвящены, по сути, одной теме — России.

Так, сначала идет «обеспечение независимости», «восстановление территориальной целостности» и «противодействие агрессивной политике РФ». Потом — членство в ЕС и НАТО. И лишь на последних местах — продвижение экспорта и защита прав украинцев за рубежом. 

То есть у тех вопросов, которые требуют реальной, а не декларативной работы в интересах украинского бизнеса и граждан, даже в стратегии Кабмина — самый низкий приоритет. 

Точно так же с принципами внешней политики. «Человекоцентричность» там стоит на самом последнем месте. Выше нее поставили «Прагматизм». 

В самом начале есть два пункта, которые звучат как обязательства перед внешними игроками.

Украина обязуется придерживаться режима нераспространения оружия массового поражения — то есть ядерный статус возвращать не будет.

А также в условиях ковида гарантирует, что будет обеспечивать мировую продовольственную безопасность, увеличивая поставки аграрной продукции.

Учитывая, что больше в преамбуле о развитии каких-то других аспектов экономики ничего не говорится, то это явный курс на закрепление статуса аграрной державы. 

Национализм и радикалы — это внезапно плохо

В анализе текущей ситуации авторы пишут, что развивающимся странам в условиях пандемии грозит «стагнация и коллапс». А вырваться из истории с ковидом имеют шанс только развитые государства. Звучит пессимистично. 

Неутешительные прогнозы и по Евросоюзу. Там господствуют «националистические тенденции». «Рост национализма… в мире может привести к усилению конфликтогенности» и к «дисфункции международного порядка». 

Такие умозаключения встретятся в тексте еще не раз.

Но звучит эта обеспокоенность не слишком убедительно. Судя по тому, что националистические «нарративы» продвигает в первую очередь сама украинская власть. 

Хотя, в принципе, понятно, почему властям Украины, которые поддерживают радикалов у себя, не нравятся националисты в других странах. Видимо, потому, что из-за них процесс расширения ЕС переживает стагнацию, печально констатирует документ.

И здесь сразу еще одно противоречие. Как мы видели выше, Украина довольно бодро называет вхождение в Евросоюз главным внешним приоритетом. Хотя, как это произойдет, если Европа переживает кризис нерасширения, — неизвестно. 

Но есть по ЕС и позитивные в чем-то тенденции, считают авторы стратегии. Например, «зеленый курс», который уменьшит потребление ископаемых энергоносителей. Здесь отчетливо читаются мечты отказа от российской нефти и газа. Этот момент то и дело всплывает в документе. 

Хотя в реальности процессы другие: Европа рьяно лоббирует «Северный поток — 2» — и в том числе из соображений экологии. Поскольку природный газ практически не дает вредных выбросов. А вот по углю и по тепловым электростанциям с угольной генерацией (которых немало в Украине) действительно могут быть проблемы. Их как раз Европа и может потребовать закрыть.

Одновременно не совсем понятно, в чем выгода Украины, если ЕС таки откажется от невозобновляемых источников энергии. Ведь тогда украинскую «трубу» все равно придется сдавать на металлолом. 

Противодействие России

Это первое и основное направление украинской внешней политике. Как указано в заглавии — «Противодействие российской агрессии политико-дипломатическими способами». 

Из конкретики там сказано, что Украина будет решать эти вопросы в рамках «Нормандской четверки» (без упоминания Минских соглашений), «Крымской платформы» (которая еще не запущена) и других форматов — в том числе пока не существующих. 

Второй момент — Украина будет добиваться от России репараций. Но здесь это понятие употребляется в каком-то новом смысле. Обычно репарации — это компенсация ущерба от войны со стороны проигравшей державы.

Россия пока явно не в таком положении. Но авторы стратегии считают, что могут уже сейчас выбить с Москвы репарации через международные институции. Будет ли их выплачивать РФ — вопрос риторический. 

Пока же Киев готовится продолжить международные судебные тяжбы против северного соседа. 

И в целом становится понятно, что нас готовят к противостоянию с Москвой на протяжении многих лет или вообще десятилетий. Так, в одном из отрывков говорится, что мира между странами не будет, пока Россия не вернет Крым, не уйдет из Донбасса, не выплатит репараций и не извинится. 

А пока Украина официально декларирует, что собирается снижать торговую зависимость от России. То есть сокращать взаимный товарооборот. 

Правда, как это коррелируется с атаками на «Северный поток — 2» и требованиями продолжить платить Украине за транзит газа — вопрос открытый. 

С кем будет дружить Украина?

Далее идет раздел об отношениях с ЕС, где перечисляются десятки программ, по которым нужно углубить партнерство. Периодически авторы пускаются в супер-конкретику — например, говорят, что нужно усилить сотрудничество по «критическому сырью и аккумуляторам». 

Одно из центральных направлений украинской политики в Евросоюзе является сохранение старых и введение новых санкций против Москвы. Не против Киев и поучаствовать в отдельном «европейском НАТО» — оборонной инициативе Pesco. 

По самому НАТО сказано следующее. Украина собирается помогать Альянсу наращивать присутствие в Черном море и вообще во всем. Ключевая цель — получение Плана действий по членству. 

В двусторонних отношениях отчетливо виден англосаксонский вектор. Особый приоритет Киев будет отдавать США, Британии, Канаде, а затем Германии и Франции. 

Из ближайших соседей Украины главным партнером названа Польша. О Беларуси говорится лишь, что Украина поддерживает народ этой страны, но против ее интеграции с Россией.

Также есть упоминание о «развитии прагматического торгового сотрудничества» с Беларусью. Интересный пассаж — особенно после того,  как против Минска в Киеве ввели авиасанкции. 

По Венгрии тоже идет скупое упоминание: что, мол, надо перезагружать отношения и решать проблемные вопросы. Они, напомним, заключались в принудительной украинизации венгров Закарпатья, которую никто и не думал останавливать. В ответ Будапешт блокирует движение Украины в НАТО.  

Что же касается Молдовы, то с ней предлагается вместе «пробиваться» в Евросоюз (прихватив до кучи Грузию). Также Украина готова исполнять роль посредника в Приднестровском конфликте. Правда, как именно — в стратегии не уточняется. 

Где-то ближе к концу списка важных для Украины стран — Китай, который по уровню торговли для нас партнер №1 (об этом, кстати, в стратегии не упоминается). Отдельно отмечается, что «замедлились» отношения со странами Центральной Азии, куда Украина не может продавать свои товары из-за своего конфликта с Россией.

Выводы

В целом складывается впечатление, что «Стратегия» — документ сырой.

В нем нет ориентиров по времени ни по ЕС, ни по НАТО, ни по другим чувствительным вопросам. И главное — по мирному урегулированию с Россией, без чего, понятное дело, противостояние с крупнейшим соседом будет продолжаться со всеми вытекающими отсюда политическими, социальными и экономическими последствиями. 

Да и постоянная угроза большой войны скорее закрывает путь в Альянс, а не ускоряет его (что мы видели на примере недавних событий, когда Запад отказал Зеленскому в плане действий по членству после очередного обострения на Донбассе). 

Вопрос, нужно ли выходить из конфликта по Минским соглашениям или «дорожным картам», где будут прописаны сроки урегулирования — даже не поднимается в этом документе. 

При этом есть отсылки к форматам, которых еще не существует в природе — например, «Крымской платформе». То есть о Минских соглашениях «забыли» абсолютно осознанно. 

Одновременно власти Украины прямо заявляют, что конфликт с Россией будет очень продолжительным и конца ему, по сути, не видно.

При этом, как писалось выше, не предлагают никаких конкретных мер по его урегулированию. Разве что вступление в НАТО, куда Киев пока что никто не зовет. Да и далеко не факт, что если такое вступление произойдет, это приведет к прекращению конфликта, а не к его резкой эскалации (по крайней мере, Россия сейчас дает понять, что будет именно второй вариант).

В остальном дипломаты обещают «заручаться поддержкой» и «консолидировать союзников». То есть делать то же, что и сейчас. И, надо думать, с тем же нулевым эффектом: война продолжается.

admin

Добавить комментарий